Вы созданы не для животной доли,
Но к доблести и к знанью рождены
(перевод М. Лозинского)

Мы выбрали наставление Одиссея (Данте, “Ад”, песнь XXVI, стихи 119-120), чтобы сообщить, что Dantepoliglitta  – единственный сайт, публикующий перевод  “Божественной комедии” на любые языки и диалекты, – начинает новый проект, посвященный защите прав человека. Мы хотим дать возможность высказаться всем тем,  кто стал жертвой нарушения прав человека со стороны индивидов и инстанций, упорно отказывающихся следовать “добродетели и знанию”[1]. Гостям  нашего “угла прав человека”  будет предложено прочитать (в переводе на их родной язык) те строфы Данте, которые в той или иной мере совпадают с их личной историей, в то время как последняя, вместе с комментариями по соотвествующему случаю нарушения прав человека, будет опубликована в специально разработанном для этой цели  разделе.


[1]  Слово ” virtù ” (или ” virtute “) в средневековом итальянском означало как “доблесть”, так  и “добродетель”, в то время как в современном итальянском, так же, как и в других языках романской группы, сохранилось лишь второе значение. При переводе на русский язык наставления Одиссея Лозинский совершенно обоснованно выбрал слово “доблесть”, в то время как в  “Пире” Данте, на котором основывается данная статья, это слово всегда используется только в значении “добродетель”.

——-

Понятие “добродетели”  часто упоминается в произведениях Данте. Так в “Пире”, философском трактате в прозе, поэт рассматривает сразу несколько философских  проблем и заявляет, что ” не род делает благородными отдельные личности”[2], и что человеческое благородство — не что иное, как «семя блаженства», которое “бросает Божество лишь в гармоническое существо.” Данте также добавляет, что плодами человеческого благородства являются нравственные и интеллектуальные добродетели, и останавливается на четырех основных добродетелях: Благоразумии, Справедливости, Умеренности и Мужестве, характеризуя их следующим образом:

“Пир”, Трактат четвертый, XXII, 10-11
“Поистине применение духа нашего имеет две стороны — практическую и созерцательную […]. Применение духа практическое есть наше добродетельное действие, то есть действие пристойное, осмотрительное, умеренное, твердое и справедливое; применение же духа созерцательное есть лицезрение творений Бога и природы, а не наше действие.”


[2] здесь и далее перевод Голенищева-Кутузова

——-

Эти размышления по поводу “человеческого благородства”, нравственных и интеллектуальных достоинств и, наконец, основных добродетелей (понятий, восходящих,  кстати,  еще к Платону) предвосхищают более позднюю концепцию прав человека и их защиты. В заключение анонса нового проекта мы хотим разместить фотографии четырех знаменитых средневековых барельефов, изображающих кардинальные добродетели.[3]


[3] Речь идет о барельефах XIII века, являющихся частью мраморного саркофага римского папы Клемента II (1005-1047)  –  уроженца Нижней Саксонии и бывшего епископа немецкого города Бамберга. Саркофаг в настоящее время находится в романском соборе вышеупомянутого города.

——-